Джанлуиджи Лентини. До и после аварии

Джанлуиджи Лентини. До и после аварии

Третьего августа 1993 года автомобиль «Порше-турбо», мчавшийся по трассе Пьяченца – Турин вылетел в кювет. Машина несколько раз перевернулась, а потом загорелась. Но спасатели успели вытащить из неё водителя — окровавленного и обожжённого. Пострадавший был жив, но надежды на благополучный исход были иллюзорны. Множественные переломы, в том числе и перелом черепа. С большим трудом спасатели узнали в несчастном полузащитника «Милана» и сборной Италии Джанлуиджи Лентини.

24-летний футболист два дня находился в коме. Лентини сделали несколько операций. Вся Италия следила за судьбой Джанлуиджи. Врачи совершили чудо, сохранив жизнь молодому человеку. Более того, едва придя в сознание Джанлуиджи заявил, что намерен вернуться на поле. В сентябре это казалось нереальным. Но когда в мае «Милан» сокрушил «Барселону» в финале Лиги чемпионов, на поле в составе победителей был и вернувшийся с того света Лентини. Даром что он вышел на поле всего на шесть минут.

Родители Лентини – сицилийцы, но сам Джанлуиджи появился на свет и вырос на севере Италии — в Пьемонте. Футболу учился в спортшколе «Торино», там же и начинал играть. Шестнадцатилетним хрупким худеньким юношей, почти мальчишкой, он дебютировал в составе «гранатовых». Выходил на замены, но не так часто, как бы хотелось самому Джиджи. В двух сезонах получилось по одиннадцать встреч. Но «Торино» поступил мудро, отдав Лентини в аренду «Анконе». За год, проведенный в Серии В, Лентини заметно прибавил. Уходил хлипким юнцом, вернулся мускулистым мужчиной. Он прибавил не только в атлетизме. Джанлуиджи стал лучше понимать игру. А уж скорости и техники ему было не занимать.

И довольно быстро вчерашний юниор стал лидером «Торино». Очень вовремя, ибо некогда знаменитый клуб в восьмидесятые не всегда радовал своих болельщиков. Более того, в 1988 году «Торино» выпал из Серии А. И возвращение молодого, скоростного Лентини стало спасением для туринцев. Они быстро вернулись в элиту, а через год финишировали на почётном для новичка Серии А пятом месте. А весной девяносто второго «гранатовые» заняли третье место. Вслед за «Миланом» и «Ювентусом».

В штабе «Ювентуса» сочли непорядком, что такая звезда играет в Турине, но не у них. Но «старую синьору» задумал обойти «Милан». Переговоры шли очень непросто. Иногда спор за молодого полузащитника напоминал аукцион. Но чемпион вышел победителем и в этом споре. Лентини выбрал «Милан». Болельщикам «Торино» было жаль терять своего лидера. Но пусть лучше Джиджи окажется в «Милане», нежели будет радовать соседей. В пересчёте на фунты стерлингов стоимость 23-летнего футболиста составила 13 миллионов. Это был мировой рекорд лета девяносто второго.

Далеко не всем пришлась по душе эта сделка. Сразу нарисовалось немало скептиков, суливших Лентини провал в команде Фабио Капелло. Одно дело быть первым парнем в «Торино», и совсем иное найти себя в «Милане». Злились тиффози «Ювентуса», считавшие, что Джанлуиджи никуда от них не денется. А он взял, да уехал из Турина в Милан. Даже Ватикан возмутился столь дорогой сделкой. Самого футболиста чуть было не предали анафеме.

Но Фабио Капелло знал, как использовать Лентини с его волшебной левой. Новичок не только не потерялся в звёздном ансамбле, он стал одним из лидеров «россонери». Он забил семь мячей, установив личный рекорд за сезон. Не забыли про него и в первой сборной Италии. Тренер Арриго Сакки не без оснований считал, что Джанлуиджи способен стать лидером итальянцев на чемпионате мира 1994 года.

Но Джанлуиджи встретил свою любовь. Рита была замужем, причём за коллегой Лентини. И не просто за футболистом, а за лучшим бомбардиром чемпионата мира-1990 Сальваторе Скиллачи. Это ей Тото посвящал голы на домашнем первенстве мира. Но потом в семье возникла трещина. Скиллачи узнал о неверности Риты и подал на развод.

В тот роковой день Лентини спешил на свидание. «Милан» проводил предсезонный сбор в Генуе. Закончив тренировку, Джанлуиджи сел за руль автомобиля и отправился на встречу. Так торопился, что не справился с управлением.

Он выжил, не стал инвалидом и вернулся на поле. Выходил на поле в составе «Милана», иногда вызывался в сборную. Но это был уже другой Лентини. Пропали скорость и лёгкость. Аренда в «Аталанте» не помогла. Равно как ничего не вышло из возвращения в «Торино», который снова очутился в Серии В. После прихода бывшего лидера туринцы, пусть и не с первой попытки, сумели завоевать путёвку в Серию А. Но Джанлуиджи не столько играл, сколько мучился. Последствия той аварии давали знать о себе.

Доигрывал трёхкратный чемпион и победитель Лиги чемпионов в скромной «Козенце». Потом были любительские команды. В последний раз Джанлуиджи выходил на поле в сорок два года. Но фактически как футболист он кончился, не достигнув тридцатилетнего рубежа. И всё из-за того рокового, несостоявшегося свидания.

А с бывшей женой Скиллачи у него ничего не вышло. Они расстались. Джанлуиджи встретил новую любовь — шведку Александру Карлссон, с которой создал крепкую семью. Их сын Николас тоже стал футболистом. Но избрал иную специальность. Лентини-младший защищал ворота юношеской команды «Торино», но в первую команду не пробился. Играл в разных маленьких клубах, последним из которых стала «Карманьола», ворота которой он защищал до недавних трагических событий.

Автор: Олег Лыткин

Шева был бы величайшей легендой «Милана», но поцеловал эмблему «Челси»

Андрей Шевченко приехал в Италию в статусе восходящей звезды. Подвиги «Динамо» в Лиге чемпионов не остались незамеченными, и после хет-трика на «Камп Ноу» за форвардом начали охотиться европейские гранды. В те годы «Милан» уже не был самым богатым клубом серии А, да и результаты команды, если сравнивать с периодом Арриго Сакки, пошли на спад.

Нужно было торопиться, и руководство «Милана» во главе с Сильвио Берлускони разработало спецоперацию по вербовке украинского нападающего.

Для этого осенью 1998-го в Киев приехал технический директор клуба Арьедо Брайда, который в прошлом был неплохим форвардом, что помогло ему оценить талант Андрея. Больше всего его поразила способность Шевченко резко менять направление движения, причем тот делал это без потери скорости. После игры «Динамо» Брайда подошел к нападающему и подарил футболку «Милана». Пусть это был лишь символический жест, но он неформально закрепил договоренность о будущем украинского футболиста.

Не подлежало сомнению, что Шевченко – игрок феноменального таланта, однако многие в Италии сомневались в его перспективах в серии А. Причиной тому был негативный опыт футболистов из СССР, прошедших школу Валерия Лобановского – Заварова, Михайличенко и Алейникова. Но существовало и противоположное мнение, согласно которому Заваров и К° уезжали на запад уже в зрелом возрасте, новое же поколение было лучше адаптировано к жизни за рубежом.

В «Милане» победила вторая точка зрения, и уже в декабре 1998 года стороны договорились о будущем переходе, хоть об этом и не было объявлено официально. На бумаге контракт был заключен только в феврале-1999. Сумма трансфера – 41 миллиард лир (около 24 млн долларов), весьма скромная по тем временам. Для сравнения – «Лацио» заплатил «Парме» за Эрнана Креспо почти в три раза больше. Зарплата украинца тоже была умеренной – 2 миллиарда 200 миллионов лир в год (около 1 млн 150 тысяч долларов). Впрочем, Шевченко это не смущало.

«Я приехал в Италию не за деньгами, а чтобы играть в одном из самых престижных клубов мира», – заявил новичок на первой пресс-конференции. Его спросили: «Станет ли «Милан» финальной точкой его карьеры?». Ответ Андрея запомнили: «Такой знаменитый клуб – финальная точка для любого профессионала. Иногда клубы меняют, но нельзя изменить традиции».

Шева появился в «Милане» вовремя. Клуб выиграл скудетто, хотя во многом это вышло случайно – «россонери» большую часть турнира смотрелись блекло и рванули только на финише. Неожиданный успех в дебютном сезоне подарил тренеру Альберто Дзаккерони несколько месяцев спокойной жизни и право на тактические эксперименты. Любимая схема тренера 3-4-3 позволяла безболезненно интегрировать в команду Шевченко.

В составе «Милана» было много легенд: Мальдини, Альбертини, Леонардо, Бобан, Костакурта, Бирхофф, Веа etc, но команде требовалась смена поколений. Она шла довольно вяло, летом были куплены только Сержиньо и Гаттузо. Тренер заявил, что дает Шевченко полгода на адаптацию к чемпионату Италии, который в те годы был самым трудным в Европе. Но столько времени не потребовалось. Шева начал забивать с первого тура – в гостевом матче с «Лечче» он элегантно замкнул скидку Оливера Бирхоффа. А после игры Андрей отвечал на вопросы журналистов на приличном итальянском.

В этом и заключается один из главных секретов адаптации игрока к серии А – он максимально быстро погрузился в местную жизнь. С первых дней Андрей интенсивно учил язык: купил любимую книгу «Три мушкетера» на итальянском, ежедневно тратил на занятия до пяти часов, причем с самого начала они с преподавателем Джанни Челати изучали даже сослагательное наклонение (Congiuntivo), которое используют в речи только образованные итальянцы.

От типичного славянского акцента полностью избавиться так и не удалось, но до сих пор, когда Андрей появляется на итальянском ТВ, многие отмечают его широкий лексический диапазон, столь редкий для футболистов, в особенности иностранцев. Благотворно на успехах в изучении языка сказалось и решение игрока не брать в Милан семью и до минимума ограничить общение с украинской диаспорой.

Другая причина столь резвого старта – соблюдение режима. В те годы многие звезды серии А до утра пропадали на дискотеках. Андрей же никогда не позволял себе лишнего. В этом не только его заслуга – Брайда и Галлиани постарались оградить футболиста от нежелательных знакомств. Они даже поселили его в отеле Principe di Savoia, который располагался недалеко от клубного офиса. В Миланелло же он делил номер с Массимо Амброзини. Идеальная кандидатура – общительный, интеллигентный (сейчас он успешно строит карьеру журналиста на Sky), почти ровесник Шевченко. О многом говорит и первая машина Андрея – скромный «Опель», а не «Феррари», как у многих его коллег.

Первым крупным триумфом Шевченко стал хет-трик в пятом туре в ворота «Лацио», который продемонстрировал универсальность футболиста. Сначала Андрей оставил в дураках Сандро Несту, но положение спас Лука Маркеджани. Потом он организовал ответный гол в ворота «бьянкочелести» – именно его проникающий пас на Сержиньо стал ключевым в комбинации.

Но Шева только разминался. Ловким финтом он обманул Фавалли, обыграл Маркеджани и отправил мяч в пустые ворота. Затем реализовал пенальти, который назначили за снос Веа после гениального паса Андрея. Еще один пенальти арбитр не назначил за нарушение против самого Шевченко после того, как он накрутил пятерых соперников. Наконец, он оторвался от Панкаро и отправил мяч в дальний угол ворот. Наверняка в тот день «Милан» одержал бы победу, если бы не бездарная игра вратаря и защитников «россонери». На следующее утро газеты написали, что Шевченко забил три с половиной гола, намекая на передачу на Сержиньо.

После того вечера на «Олимпико» эксперты спорили об истинном амплуа звезды «Милана». Кто-то безуспешно пытался найти аналоги среди героев прошлого, кто-то просто называл громкие имена вроде Нордаля. А Сильвио Берлускони сравнил Шеву с ван Бастеном, хотя Андрей сильно отличался от голландца по стилю игры, особенно если вспомнить раннего Марко. Легендарный защитник Пьетро Верховод отмечал, что главная фишка Шевченко – скоростной дриблинг.

Бывший форвард «Милана» Жозе Альтафини утверждал: «Он смертельно опасен в штрафной площади. У него большое желание забивать, но он совсем не эгоист. Он умеет держать мяч внизу, хорош в подыгрыше и знает, когда нужно бить по воротам». А партнер Верховода по чемпионской сборной Италии 1982 года Даниэле Массаро говорил: «Мало кто из любой позиции так видит ворота. Шевченко всегда уверен в себе и не боится ничего».

По тем старым интервью порой кажется, что спецы говорят о совершенно разных игроках. Однако никто из них ни разу не использовал формулировку «футболист Эпохи Возрождения», которая наиболее точно описывает феномен Шевченко. Он был быстр, координирован, свободно бил с обеих ног, идеально владел телом, был универсален, мог действовать по всему фронту атаки, играть первого и второго форварда, располагаться на фланге и атаковать из глубины. Обладал он и редким качеством для нападающего – умением и желанием отбирать мяч.

А поскольку все это накладывалось на высочайшую физическую подготовку, выносливость, игровую и тактическую дисциплину, страшно было представить, до каких высот он мог бы дойти. Но была и опасность, ведь после изнурительных тренировок Лобановского в Конча-Заспе занятия Дзаккерони выглядели легкой разминкой. Кстати, именно Лобановский дал самое точное определение величия Шевченко, когда сравнивал его с Роналдо. Разумеется, это сравнение было не в пользу бразильца: «Даже когда он (Шевченко) не забивает, он полезен команде». Мнение о превосходстве украинца над главными звездами серии А разделял и его партнер по «Милану» Деметрио Альбертини: «Никто до Шевченко так легко, всего лишь за год, не приживался в Италии. Даже такие мастера, как Батистута и ван Бастен».

Один из врачей «Милана» Жан-Пьер Мирссеман однажды заметил: «Шевченко – уникум. Дело не только в тестах. Он обладает невероятной способностью к самоанализу».

Сам Андрей скажет про себя: «Я всегда играл решающие матчи с максимальной концентрацией и огромным желанием победить».

Но он не расслаблялся и в матчах с более скромными соперниками. Один из самых великих голов в карьере он забил в ворота «Бари», когда получил мяч на своей половине поля и буквально подавил защитников «бьянкоросси». «Вот она скорость, физическая мощь, выносливость и чистое мастерство удара с неудобной ноги после шестидесяти метров владения мячом», – захлебывалась от восторга La Gazzetta dello Sport.

Феноменальный первый сезон в «Милане» он завершил с 24 голами и титулом лучшего бомбардира серии А. До него только Мишелю Платини удалось с ходу стать капоканноньере. Однако голы Шевченко не принесли титулов «Милану». Он творил шедевры (на вскидку – раздва), за три сезона наколотил 80 голов, но «россонери» последовательно занимали третье, шестое и четвертое места, постоянно проваливаясь в еврокубках.

9 декабря 2001 года Андрей Шевченко забил, наверное, лучший гол за «Милан» – в ворота «Ювентуса». Он обработал сложнейший мяч, превзойдя в силовой борьбе Давидса, ускорился и, резко меняя направление движения, разобрался с Юлиано и Пессотто, а потом отправил парашют за спину Джиджи Буффона.

После матча эксперты разделились на две группы. Одни уверяли, что форвард «Милана» бил по воротам, другие – что навешивал. Сам он через много лет сознался, что просто послал мяч в сторону ворот и очень удивился, когда увидел его в сетке.

Возможно, Шевченко так бы и продолжал забивать голы, которые не приносили команде титулов, если бы не наступило лето 2002 года. Поворотный момент в истории «Милана». Наконец-то произошла смена поколений. К Пирло, Рую Коште и Индзаги присоединились Неста, Зеедорф, Томассон и Ривалдо. Управлял всей этой группой Карло Анчелотти, на тот момент считавшийся в Италии главным тренером-неудачником. Такая репутация была совершенно незаслуженна, но об истинном величии Карлетто догадывались лишь немногие, вроде Лучано Моджи, который хорошо знал истинные возможности Анчелотти по работе в «Роме» и «Ювентусе».

Строительство новой команды совпало с кризисом в игре Шевченко. Окончание предыдущего сезона он играл с болью в ноге, а все закончилось порванным мениском и операцией. В результате сезон для него начался только в конце октября. В чемпионате он забил очень мало – всего пять голов. Но принес огромную пользу в Лиге чемпионов – на его счету важнейший гол «Аяксу» в четвертьфинале и решающий гол в полуфинале с «Интером».

Битва с «Ювентусом» в Манчестере стала одной из самых скучных за всю историю финалов Лиги чемпионов. Никто уже не помнит ни незасчитанный гол «Милана» в самом начале встречи, ни перекладину Антонио Конте. Забылись и промахи Каладзе, Зеедорфа, Монтеро, Трезеге и Салайеты. Все помнят только последний удар Шевченко и особенно – тот поворот его головы.

«Шева! Шеееееева! Шева против Буффона», – бился в истерике комментатор Карло Пеллегатти. Камера выхватила взгляд Андрея. Он, как всегда, сосредоточен, спокоен. «Иди! Иди уже, Шева!» – не унимался старый «миланиста». Шевченко сделал несколько шагов назад и вдруг посмотрел налево. На судью. В этом взгляде было все: давай уже, свисти. Не тормози! Хватит дурачиться. Ступай царствовать, «Милан»! Через секунду Пеллегатти окончательно сорвал голос, и они с другим «россонеро» – Мауро Сумой – полностью потеряли контроль над собой.

Через несколько месяцев Шева признался, что в те секунды перед ним пролетела вся его жизнь.

***

Победа в ЛЧ придала Шевченко уверенности. Он не только вернул прежнюю статистику (11 голов в 12 стартовых турах), но и раскрылся в качестве ассистента, чему поспособствовали появление Кака и постепенный переход «Милана» на новую систему игры. Матч с «Ромой» в январе-2004 стал для «россонери» игрой за титул. Дубль Шевченко открыл команде дорогу к долгожданному чемпионству. Невероятная скорость мысли и исполнения – так описывали в прессе первый гол украинца в ворота Ивана Пелиццоли. В мае «Милан» выиграл скудетто, а Шева вновь стал капоканноньере. Однако в Лиге чемпионов «россонери» напоролись на «Депортиво». На «Риасоре» состоялся странный матч, о котором в Италии спорят по сей день. Например, Андреа Пирло в своей книге намекал, что испанцы использовали запрещенные препараты.

Потом был «Золотой мяч», очередной результативный сезон, обидный проигрыш в гонке за скудетто и финал Лиги чемпионов в Стамбуле. Шевченко, как и весь «Милан», начал игру великолепно. Потом был необъяснимый спад в несколько минут, во время которого «Ливерпуль» забил трижды. Но «Милан» проснулся и прижал соперника к воротам, непрерывно атакуя до финального свистка.

За две минуты до конца дополнительного времени произошел эпизод, который стал таким же равноправным символом того финала, как и кривляния Дудека. Польский вратарь каким-то невероятным образом отразил удар Шевченко. В упор. С расстояния в 30 сантиметров. Десять лет спустя в одном из интервью Андрей рассказал, что так и не смог понять, как это произошло.

Во время серии пенальти его удар, как и в Манчестере, стал последним. На удачу он повторил тот жест с поворотом головы. Не помогло. Бесполезная имитация.

***

Ровно через год «Милан» вновь был близок к тому, чтобы вернуть «ушастого», но в ответном полуфинале с «Барселоной» арбитр Маркус Мерк по необъяснимой причине отменил гол, забитый Андреем Шевченко. Не судьба. Все произошедшее в следующие несколько месяцев – одна из самых загадочных страниц в новейшей истории кальчо. Да и не только кальчо – всей современной Италии, поскольку показывает, что отношение к человеку не всегда соответствует его заслугам.

Великий бомбардир. Триумфатор Лиги чемпионов. Форвард, наколотивший за клуб во всех турнирах 175 голов. Обладатель «Золотого мяча». Безупречный вне футбольного поля. Он вполне мог бы удостоиться вечного баннера на «Сан-Сиро». Вроде того, который мы всегда видим на «Артемио Франки» на матчах «Фиорентины». Но он не получил ничего, хотя его всегда подчеркнуто тепло встречают в Миланелло.

14 мая 2006 года «Милан» играл с «Ромой» на «Сан-Сиро». Шел последний тур чемпионата. Все знали, что судьба турнира решается не на футбольном поле – в воздухе уже витал дух Кальчополи. Но все смотрели не на мяч, а на человека в синем поло, сидящего вместе с болельщиками на Курве Суд. Травма колена помешала Андрею Шевченко сыграть последний матч за «Милан» накануне перехода в «Челси».

Курва то и дело затягивала: «Resta con noi» – «Останься с нами»! К Андрею постоянно подходили тифози с просьбой не уходить. Он отвечал: «Это сложно». Точно те же слова он произнес после дебютного гола за «Милан» в Лечче, когда его спросили: «Было ли трудно играть в Италии?». Совпадение? Трудно играть, но еще труднее уходить.

После состоялась пресс-конференция, на которой Шевченко, по мнению всех присутствовавших, безуспешно пытался убедить самого себя, что он действительно хочет уехать в Лондон. Адриано Галлиани не без иронии назвал произошедшее «победой английского языка над итальянским», намекая на официальную причину трансфера – необходимость изучения детьми английского языка. Тот же Галлиани утверждал, что Шевченко плакал и не хотел никуда уходить. Но в то же время мечтал о «Челси». Такой вот парадокс.

Объяснения Андрея совершенно не удовлетворили тифози. Многие из них обвиняли во всем жену футболиста – бывшую американскую модель Кристен Пазик. По общему мнению, именно она настояла на переезде семьи из Милана в Лондон. Были даже анонимные угрозы – неизвестные пообещали изуродовать лицо Пазик, если Шевченко покинет Италию. Разумеется, такие выходки только ускорили неизбежное, да и сам форвард настаивал, что это их совместное решение.

Мог ли кто-то из ближайшего окружения повлиять на Шевченко? Вряд ли. Безуспешно это пытался сделать его друг – селекционер «Милана» Резо Чохонелидзе. Эту неудачу он считает своей самой большой ошибкой за все время работы в итальянском клубе. Поговаривали, что в какой-то момент Кристен Пазик стала управлять мужем. Впервые на это обратили внимание еще за год до их переезда в Англию. Местная пресса предлагала Андрею изучить статьи вроде «27 способов не стать подкаблучником». Утверждали, что даже новую (ужасную, по мнению журналистов) прическу он сделал исключительно по настоянию жены.

Знающие люди вспоминали, что после сделки с «Челси» среди фанатов было сильное недовольство, но траур прошел быстро. Даже после того, как Шевченко завершил карьеру, его заслуги перед «Миланом» так и не получили должного признания. Его фамилию крайне редко встретишь в рейтингах любимцев прошлых лет, которые регулярно устраивают на различных итальянских ресурсах. Такое забвение, почти на грани презрения, совсем не то, что он заслужил.

Возможно, болельщиков возмутил поцелуй футболки «Челси» после дебютного гола за лондонский клуб. И не только болельщиков. Не сдержался и Рино Гаттузо: «Не спрашивайте меня об этом, я не могу сказать то, что думаю». Шевченко защищался: «Люди придают этим жестам слишком большое значение. Но ведь в «Милане» я добился расположения фанатов не поцелуями, а тем, что делал на поле. То же самое я хочу сделать и в «Челси». Да, несмотря на свой универсализм, нападал он всегда лучше, чем защищался.

Сенаторы «Милана» негативно оценили поступок Шевченко, хотя на публике и использовались сдержанные формулировки. В его защиту выступили лишь Амброзини, Зеедорф и Каладзе. И даже в комментарии добряка Анчелотти чувствовался яд: «Мы видим, что он очень привязался к новой команде». В тот момент многие припомнили, как летом 2005 года форвард в сердцах сказал в глаза Карлетто: «Если любите меня, отпустите». Тогда историю удалось замять – тренер и футболист пожали руки. С другой стороны, есть версия, что именно уход Шевченко стал тем стимулом, благодаря которому ветераны «Милана» смогли в последний раз собраться и выиграть Лигу чемпионов, попутно отомстив «Ливерпулю».

Скорее всего, ошибкой стало и возвращение Андрея в «Милан». Несмотря на все, он оставался в памяти тифози супернападающим, который наколотил невероятное число голов. Эпизод с майкой забылся бы, а цифры остались. Но в 2008-м все увидели другого Шевченко – измученного травмами и уже не столь быстрого. И те два гола в 26 матчах – лишь насмешка для форварда его уровня.

Если бы мы судили об игроках только исходя из четырех факторов: физики, интеллекта, техники и тактики – Андрей Шевченко был бы признан идеальным футболистом, который опередил время. Он был бы в числе старших богов миланского пантеона. Но люди ценят игроков за другое. И даже не за то, о чем пел Франческо Де Грегори – не за смелость, альтруизм и фантазию. Все это важно, но есть качество, которое иногда перевешивает.

Прощальный круг Марко ван Бастена на «Сан-Сиро» и сегодня нельзя смотреть без содрогания. Он идет по полю в простой замшевой куртке и машет болельщикам. В тот момент расплакался даже железный Фабио Капелло. Ван Бастен всю карьеру боролся с травмами и до самого конца мечтал вернуться на поле. В Милан. Только в «Милан».

Никто не знает, как вышло бы на самом деле. Если бы он вдруг чудесным образом выздоровел и получил приглашение от богатого европейского гранда, может быть, мы бы увидели Марко в футболке «Реала».

Но важно только то, во что верили люди. Все 68 тысяч, которые были на «Сан-Сиро» в тот проклятый день. В Италии вера важнее фактов. Они верили, что для Марко их клуб – финальная точка карьеры. Конечная остановка. Мечта. Именно поэтому они не имеют претензий к Ибрагимовичу и Кака, которые, как до сих пор все уверены, покинули «Милан» не по своей воле. И поэтому навсегда преданы анафеме Бонуччи и Колловати.

Шевченко находится где-то посередине, в чистилище. Но ближе к раю. Он ни в коем случае не предатель, но и не тот, кто, подобно герою Рассела Кроу в «Гладиаторе», умирает, но не отступает. Только через пару десятков лет, когда нынешние лидеры Курвы уйдут на пенсию, он получит заслуженное признание. Тот, кто заставлял умолкать «Камп Ноу», «Олимпико» и «Делле Альпи», все равно останется в истории.

Прошлой осенью на Sky вышла передача, посвященная украинскому форварду, полная ностальгии и комплиментов. А приглашение Шевченко на роль эксперта на DAZN еще раз подчеркивает, что в Италии его по-прежнему считают своим.

И все-таки история Андрея Шевченко учит, что преданность ценится больше физики, тактики, техники и фантазии.

Автор: Алексей Логинов

Луиджи Радиче. Ушел из жизни великий итальянский тренер

Алексей Логинов – о великом тренере, который умер в пятницу. В эти дни соболезнования его семье поступают со всех уголков Италии. Монца, Милан, Рим, Флоренция, Турин, Болонья, Кальяри, Бари… Иногда кажется, что он успел потренировать все более-менее значимые клубы серии А, кроме «Ювентуса». А некоторые и не по одному разу. Наверное, лучший способ проверить эксперта кальчо – разбудить его ночью и попросить по памяти назвать все места работы Джиджи Радиче. Интересно, кто-нибудь бы справился?
Хорошо помню день, когда впервые услышал эту фамилию. Я установил на Pentium 133 свой первый футбольный симулятор – Championship Manager, еще DOS-версию, причем рубиться можно было только за итальянские клубы. Будто бы кого-то интересовали другие. Начинался сезон 1995/96. Я всегда выбирал «Фиорентину», и каждый раз происходило примерно одно и то же – в августе «Милан» внезапно выгонял Фабио Капелло, и его место занимал загадочный тренер, у которого был наивысший рейтинг в игре. Джиджи Радиче.


Его чертовы «россонери» всегда обходили мою несчастную «Виолу». Чего я только не вытворял: покупал Дель Пьеро, Конте и Луиса Энрике, взламывал базу и накидывал себе на трансферный бюджет пару десятков миллиардов лир. Все было напрасно – «Милан» во главе с Баджо уделывал меня, и лучшее, чем я мог похвастаться – второе место. Джиджи Радиче снился мне ночами, и в какой-то момент я даже начал сомневаться в реальности его существования.
Однажды в моей параллельной вселенной «Фиорентина» и «Милан» шли нос в нос до последнего тура. Мы играли с «Пьяченцей» в Пьяченце. Они – с «Кремонезе» на «Сан-Сиро». После первого тайма «россонери» вели уже со счетом 3:0, мои же парни все никак не могли забить. В той версии CM еще не было даже 2-D визуализации – о происходящем на поле можно было узнать из бегущей строки.
Как сейчас помню эти бесконечные фразы: «Байано выходит один на один с Таиби», «Батистута бьет головой, но… Таиби парирует», «Ансельмо Роббьяти делает навес на Батистуту, но… Таиби забирает мяч», «Сандро Койс бьет, но… мяч попадает в перекладину». Пару лет спустя я ничуть не удивился, когда узнал, что Массимо Таиби перешел в «Милан». Но в тот день я окончательно для себя решил, что Джиджи Радиче – это бот, специально созданный компанией Eidos, лишь бы «Фиорентина» никогда не выиграла скудетто. Ведь я все глубже погружался в кальчо, а имя Радиче никогда не упоминалось среди возможных кандидатов на тот или иной пост.
Несколько позже, когда я путешествовал по Италии, мне повезло оказаться в Пьяченце. Была суббота, с самого утра лил дождь. У меня же были дела в Парме. В Алессандрии, куда я приехал, чтобы посетить место битвы при Маренго, я сел на регионалку, но в Вогере нас попросили выйти из вагонов. Другие поезда также отменили. Два часа мы все ждали автобус, еще столько же ушло, чтобы добраться, наконец, до Пьяченцы. Решено было заночевать на месте, в небольшом отеле, и уже утром ехать в Парму. А поскольку делать было нечего, я включил телевизор, отыскал канал RAI Sport, где шла передача про футбол. На экране – элегантный молодой человек в костюме, с галстуком, со смешной прической в стиле 1970-х. Он шел по футбольному полю и постоянно пытался увернуться от людей, которые подбегали к нему, лезли обниматься или же похлопывали его по плечу, а иногда даже пытались на него запрыгнуть. Наконец, он заговорил, обращаясь к кому-то:
– Эй парни! Тот гол, который мы пропустили… Что произошло? Как такое могло случиться?
Ему кричали в ответ:
– Мистер, мы выиграли скудетто!
– Это ладно, но тот гол! Как мы его пропустили?
Потом настырный журналист все-таки прорвался к нему и сунул микрофон прямо в лицо:
– Пару вопросов, мистер Радиче…

Он существует! Так вот вы какой, Джиджи Радиче! Как же это символично, что мы встретились в Пьяченце. Теперь в моем шкафу, забитом книгами о кальчо, достаточно информации об этом тренере. Но что-то всегда ускользало, будто я не мог ухватить самого важного. Но только сегодня я понял, в чем состоял его секрет.
«Один из главных новаторов кальчо», «Один из первых тренеров, которые культивировали прессинг по всему полю», «Вместе с Маэстрелли он первым в Италии начал использовать революционную по тем временам расстановку 4-3-1-2», «Один из предвестников новой эры тотального футбола». За последние пару дней про Радиче написали достаточно хвалебных слов из Википедии. Безусловно, он все это заслужил. Однако не хочется, чтобы его запомнили скучным тактическим гиком. Ведь это, честно говоря, не совсем так. Он не «один из…». Не случайно, когда Витторио Чекки Гори уволил Радиче из «Фиорентины», рыдала вся раздевалка. Та отставка стала для «фиалок» фатальной – на момент ухода Джиджи они шли на шестом месте, а без него умудрились вылететь в серию B, несмотря на присутствие Эффенберга, Батистуты и Лаудрупа.
Да, были и четыре защитника, и зона, и заимствования у голландцев, и универсализация, но главный козырь Радиче – его харизма. Именно благодаря ей он так филигранно управлял группой. В те годы это качество ценилось даже выше абстрактных знаний, поскольку многие тренеры догадывались, в какую сторону должен развиваться футбол, но не знали, как заставить игроков выполнять требования, которые противоречили всему тому, чему их учили раньше. В полной мере это удалось только Сакки (может быть, помогли тактические схемы на дверях туалетов), но вряд ли бы его ждал успех без той подготовительной работы, которую выполнили другие. Тактика без мотивации была мертва.
Не случайно долгие годы в Италии самой крутой лекцией по тактике считался монолог Нерео Рокко, произнесенный за пять минут до финала КЧ-1963. Всего десять слов, среди которых не было ни реджисты, ни треквартисты. Зато одно было нецензурным, а другое более-менее корректно можно перевести как «задница». Джиджи Радиче лучшие годы в карьере провел под руководством Рокко. Финал на «Уэмбли» он пропустил из-а травмы, но хорошо усвоил тот урок.
Но, в отличие от Парона, он умел шутить, оставаясь абсолютно спокойным. Джиджи родился на севере Италии – в небольшом городке Чезано-Мадерно, что в Ломбардии. И так уж получилось, что в его золотом «Торино» большая часть игроков была родом из Ломбардии, поэтому в раздевалке постоянно звучали типичные миланские ругательства. Вроде пресловутого pirla.

Подобную манеру общения с командой Радиче использовал не только в «Торино». После этого становится понятно, почему Чиччо Байано плакал, когда Радиче в последний раз покидал Флоренцию. Полузащитник «Фиорентины» Массимо Орландо вспомнил другую забавную историю, связанную с Радиче.
Все знали, что мистер очень боялся собак. Но никто не имел понятия, с чем это было связано. Поговаривали, что они его покусали в детстве. Однажды на сборах команда отправилась на прогулку по лесу. Тогда в группе был конфликт, из-за чего раскололась раздевалка, все были напряжены и молчали. Радиче шел первым. Вдруг на дорогу выбежала собака. Тренер моментально отпрыгнул назад, сделав в воздухе какое-то невероятное сальто в стиле ниндзя или Хон Гиль Дона. И это в почти 60 лет! Собака в ужасе скрылась в кустах. Во время прогулки подобное повторилось еще несколько раз, и к возвращению на базу вся команда уже едва ли не каталась по земле от смеха. Конфликт был исчерпан. Стоит ли говорить, что много лет спустя выяснилось – легенда о страхе перед собаками была нарочно запущена самим Радиче?
Стиль, ирония, речь, манеры, умение держать себя в руках – все это постепенно уходит из кальчо. Вместе с красавицами лирами и воскресеньями с незабываемой передачей La Domenica Sportiva. Возможно, Джиджи Радиче был последним представителем того поколения тренеров, о котором с ностальгией вспоминают герои прошлых лет и немногие из еще играющих ветеранов. Поколения настоящих синьоров. Когда соперничество не означало ненависть. Когда журналисты обходились без троллинга. Когда на сборах футболисты перелезали через настоящие заборы и бегали между виноградниками и оливковыми рощами.
Не знаю где, но я достану ту версию Championship Manager и еще раз сражусь с вами, мистер Радиче. Может быть, на этот раз мне повезет?

Источник: sports.ru

 

Франк Райкаард. Черный лебедь

Что нам известно о Франке Райкарде? Мы знаем, что в большой футбол он пришел из Амстердама, в 1988 году завоевал золото чемпионата Европы, несколько раз поднимал над головой Кубок Чемпионов, в составе Милана выигрывал Скудетто и даже тренировал сборную своей страны. Теперь обо всем по порядку.

Первые шаги

Как и предписывают законы жанра, начнем с рождения героя. На свет Франк появился 30 сентября 1962 года в интернациональной семье — отец парня был выходцем из Суринама, мать — голландка. С ранних лет Франк заболел любовью к футболу вообще и амстердамскому Аяксу в частности. Парня приняли в академию прославленного клуба, и 23 августа 1980 года Франк впервые вышел на поле в футболке главной команды. Через восемь дней (1 сентября 1980 года) он дебютировал и в составе национальной сборной.
Начальный этап карьеры Райкард провел в Аяксе (кстати, вместе с Марко ван Бастеном), овладел навыками игры в защите и полузащите и даже поиграл на позиции центрального форварда — Франк всегда отличался умением вовремя подключиться к атакующим действиям своей команды. За семь лет, которые Райкард провел в Голландии, Аякс трижды выигрывал чемпионат Голландии, а в 1987 году команда из Амстердама завоевала и Кубок Обладателей Кубков.
Но в том же 1987 начались проблемы. Разгорелся нешуточный конфликт между Франком и тренером Аякса (в то время команду возглавлял легендарный Йохан Кройфф), что стало причиной трансфера — Райкарда отправляют в лиссабонский Спортинг. В силу ряда причин бюрократического характера Франк не мог играть за португальский клуб, и в сезоне 87/88 футболист на правах аренды выступал за испанскую Сарагосу.

Картинки по запросу райкаард нидерланды

Многие болельщики с ностальгией вспоминают тот чемпионат Европы, на котором сборная уже несуществующей страны (СССР) в матче за золото была повержена великолепной голландской командой под руководством Ринуса Михелса. Невероятный гол в ворота Рината Дасаева провел Марко ван Бастен, кроме него в составе «летучих голландцев» блистали Рууд Гуллит и главный герой нашего рассказа, Франк Райкард.

Голландское трио: рождение легенды
Именно чемпионат Европы 88 года открыл для Франка дорогу в элиту мирового футбола — Сильвио Берлускони прилагает все усилия, дабы выкупить права на этого талантливого футболиста, и осенью того же года Райкард впервые выходит на газон Сан-Сиро в футболке Милана. Следующие пять лет истории мирового футбола у всех болельщиков будут ассоциироваться с эпохой легендарного голландского трио — Франк Райкард, Рууд Гуллит и Марко ван Бастен!

Милан Арриго Сакки
Тот Милан по праву считается одним из сильнейших клубов в истории мирового футбола. Еще в 1987 году Сильвио Берлускони поставил у руля легендарного Арриго Сакки — ярого сторонника остроатакующей игры. Пусть команда и не выигрывала все турниры «одной левой», зато она демонстрировала гениальный и феерический футбол, за что снискала и любовь миллионов фанатов! Сакки пропагандировал идеи тотального футбола, под эти задачи и подбирался состав. Франку Райкарду в этом ансамбле была отведена роль опорного полузащитника.
Победы не заставили долго себя ждать: в первый же год существования голландского трио итальянский клуб становится обладателем Кубка Чемпионов — в финале команда из Милана выносит румынскую Стяуа со счетом 4:0. Годом позже Милан подтверждает звание лучшей команды мира и Европы и завоевывает еще один Кубок Чемпионов! Помимо самого престижного трофея Райкард вместе с Миланом выигрывает Суперкубок Европы и Межконтинентальный Кубок.
Были успехи и на внутренней арене. В 1992 и 93 годах Франк Райкард становится чемпионом Италии, в 93-м еще раз играет в финале Кубка Чемпионов, но останавливается в одном шаге от трофея — главный приз достается марсельскому Олимпику, который празднует победу с минимальным счетом.

Картинки по запросу райкаард нидерланды

Возвращение домой
В 1994-м Милан вновь выиграет КЧ, причем в великолепном стиле — в финале «россонери» растопчут Барселону, отправив в ее ворота 4 безответных мяча. Однако, в этой победе Франк уже не принимал участия — в сезоне 93/94 он возвращается на родину и вновь надевает футболку клуба из столицы Голландии.
Те годы можно смело окрестить «золотой» вехой в истории амстердамского Аякса. Команда Райкарда дважды выигрывает национальное первенство, а в мае 1995 года Аякс под руководством еще молодого Луи ван Галя становится обладателем Кубка Чемпионов. Символично, что в решающем матче парни из Амстердама с минимальным преимуществом побеждают… все тех же «россонери», без которых в те годы не обходился ни один финал КЧ! Победный гол забил юный Патрик Клюйверт, а пас ему отдал сам Франк Райкард.
В 1996 году Аякс вновь играет в финале КЧ, но уже без Франка Райкарда — матч против Милана стал последним в карьере прославленного футболиста. Действительно, разве можно было придумать лучший «прощальный матч», чем финал Кубка Чемпионов между клубами, в которых прошла вся карьера легендарного футболиста!

Тренерская карьера
По окончании карьеры игрока Франклин Эдмундо Райкард решил отойти от футбола и занялся бизнесом. Однако, в роли зрителя Франк оставался недолго — в 1998 году он становится у руля сборной Голландии, и летом 2000 года выводит ее в полуфинал домашнего первенства континента. К сожалению, на пути к золоту голландскую команду остановили итальянцы, которые через три дня были биты французами.
После ухода с поста главного тренера национальной сборной Райкард работает в Спарте из Роттердама, но уже в 2003 возвращается в европейский футбол, на этот раз в роли главного тренера испанской Барселоны. В столице Каталонии Франк добивается больших успехов — выигрывает два чемпионата Испании, а в сезоне 05/06 вновь покоряет европейский футбольный Олимп и поднимает над головой Кубок Чемпионов.
Таким образом Райкард вошел в элитный клуб из шести человек, которым удавалось побеждать в КЧ и в качестве игрока, и на посту тренера. Компанию Франку составляют Мигель Муньос, Йохан Кройфф и Карло Анчелотти, Пеп Гвардиола и Джованни Трапаттони.

Филиппо Индзаги. Безумная история любви

“Я помню, как Пиппо впервые появился в сборной, – как-то рассказал прессе бывший игрок Скуадры Адзурры, пожелавший остаться неизвестным. – На тренировке все просто остолбенели – такой ужасной техники, как у него, мы не видели никогда, но он забивал и забивал!” Сколько же подобных высказываний можно услышать, когда речь идет об Индзаги… Йохан Круифф вообще заклеймил нападающего: “Он не умеет играть в футбол”, но тут же добавил: “Просто всегда находится в нужном месте”.

Сейчас, когда карьера великого бомбардира близится к завершению, все чаще говорят – мол, таких игроков уже нет, эпоха великих снайперов прошла, теперь на виду футболисты, имеющие другие козыри, куда более универсальные, являющиеся частью коллектива, а не эгоистичные самовлюбленные натуры. Индзаги не спорит – да, он был и остается эгоистом, да, для него куда важнее забить самому, чем отдать голевую передачу партнеру, да, частенько он игнорирует интересы команды, но все этот никак не мешает болельщикам боготворить его, а партнерам и тренерам отзываться о нем исключительно тепло. Пиппо просто знает свое дело и справляется с ним идеально, а все камни в огород Индзаги – от лукавого. Иногда ему даже кажется, что он слишком сильно любит футбол. До безумия.

“Мой главный секрет – дисциплина, хладнокровие, настойчивость и, конечно, любовь к футболу. Я родился таким, я всегда знал, что мне улыбнется удача, и я стану играть на высшем уровне, буду нападающим, который забивает очень много голов”. А вот родители СуперПиппо не так уж и верили в исполнение мечты своего чада. Вернее, мама Марина, возможно, видела в сыне будущую звезду, но готовила пути к отступлению – под ее чутким надзором Филиппо старательно отучился в школе, а затем еще и получил высшее образование. Удивительно, но, в отличие, от многих “мастеров мяча” с учебой у Индзаги никогда не возникало проблем – парнем он был толковым и постоянные дворовые баталии, к которым со временем добавились и занятия в молодежке Пьяченцы, вовсе не мешали Пиппо набираться ума-разума. А диплом еще и пригодился в дальнейшем – кто знает, вел ли Индзаги учет всем своим голам, не имей навыков бухгалтера?

Отец Джанкарло поддерживал рвение сына блистать на многотысячных стадионах – сам он поигрывал за скромную команду Либертас Пьяченца. Только вот сперва пристроил мальчугана… в рамку. Новый Дзофф из Индзаги не получился – ему претило стоять в воротах, да и тренеры быстро поняли, что толкового портьере из Филиппо не выйдет и перевели его в атаку. Впрочем, перчатки Пиппо еще наденет – через много лет в одном из благотворительных матчей великий бомбардир шутки ради занял место в воротах. Был на том поединке и отец семейства. Сейчас Джанкарло – самый преданный тифози братьев Индзаги, который, однако, не ограничивается посещением матчей. Он в хороших отношениях с агентом Пиппо и Симоне, часто общается с Адриано Галлиани и Арьедо Браидой и нисколечко не жалеет, что его сыновья посвятили свою жизнь футболу.

Картинки по запросу братья индзаги

Отношения в семье Индзаги близки к идеальным. Филиппо (никакого Пиппо – родители “оставили” это имя болельщикам) при каждой удобной возможности благодарит родителей за воспитание, своим лучшим другом называет родного брата Симоне, а любимым блюдом – все, что готовит его мама. Сейчас они видятся не так часто, но Марина Индзаги надеется, что однажды братья вернутся в родной городок Сан-Николо, откроют там футбольную школу, и все будет, как много лет назад. Только семья, покой и кальчо. “Мы впитали футбол с молоком матери, мы выросли в чистом мире, – говорит Пиппо. – Футбол мне нравился с ранних лет, я любил и играть в него, и смотреть по телевизору. Где бы мы с братом Симоне находились, всегда искали футбольный мяч”. Симоне, нужно сказать, в ранние годы считался более талантливым, но наш герой с детства научился думать, как взрослый – он не только не завидовал, наоборот, он всячески опекал младшенького, а когда старшие ребята приходили, чтобы позвать Пиппо поиграть в футбол, соглашался только при условии, что они возьмут и братишку.

В 18 лет Индзаги попал в первую команду Пьяченцы, но за сезон сыграл всего два матча и был отдан в аренду коллективу серии С1 Леффе (позже клуб объединится с Альбинезе и результатом станет Альбинолеффе, сейчас выступающий в Серии В), тренировал которую небезызвестный по нынешним меркам Бортоло Мутти. Такая перспектива не слишком обрадовала юношу, и он всерьез думал о том, чтобы бросить все и вернуться в родные края: “Маленький город, никаких развлечений, поначалу мне было очень сложно, ведь я впервые уехал надолго из дому, но затем начался футбол и полегчало”. По словам Филиппо, именно играя за Леффе, он осознал, что футбол станет его работой, а не просто развлечением.Картинки по запросу филиппо индзаги сборная

По словам отца Индзаги, стоит показать Филиппо фото, на котором он отмечает взятие ворот, тут же сын вспомнит все – дату, стадион, соперника. Такой себе альманах. Запись первая – 20 декабря 1992 года, Стадио Карло Мартинелли, матч против Сиены. Пиппо вышел на поле на 73-й минуте, а уже через десять минут впервые отличился на официальном уровне. Праздновал Индзаги всегда эмоционально – что в семь лет, что тогда, что сейчас, а в его глазах в такие моменты читается “нет на свете человека счастливее, чем я”. За Леффе Индзаги наколотил 13 голов, а следующий сезон начал уже в Серии В в составе Вероны, где, несмотря на новый уровень, повторил прошлогодний результат. Элита ждала, и гонцы от представителей высшего дивизиона постучались “в ворота” Филиппо очень скоро.

Парма, Аталанта, Ювентус, Милан – о перипетиях футбольной карьеры Пиппо в Серии А говорить можно долго. Крестоносцы стали первым этапом на пути Индзаги к вершине, и он вовсе не жалеет, что уже через год после того, как присоединился к Парме, принял предложение Аталанты. Дело в том, что дебютный сезон под руководством Невио Скалы принес нашему герою больше разочарований, нежели счастливых моментов – он забил всего четыре гола и получил первую серьезную травму, поломав в товарищеском матче пятую плюсневую кость. В межсезонье ряды желто-синих пополнили Эрнан Креспо и Энрико Кьеза, и Индзаги не стал испытывать судьбу: “Мне нужно было решать, что делать. Звали в Бергамо, где от меня ждали много голов, команда боролась за выживание, с другой стороны, я мог остаться в Парме, но место в основе гарантировано не было. Я выбрал Аталанту – сезон в этой команде можно назвать трамплином перед тем, как я попал в Ювентус”. Скала потом признался, что очень не хотел отдавать Индзаги и за полгода до этого не дал согласия на переход нападающего в Наполи, но все же не стал противиться желанию самого игрока.

В Бергамо Филиппо встретил старых знакомых – президент Руджери был владельцем Вероны, когда за нее играл Индзаги, один из главных акционеров клуба Маурицио Радичи “шефствовал” в Леффе несколько лет назад. С алленаторе Эмильяно Мондонико сработаться еще только предстояло, но на притирку времени почти не понадобилось. “Мондонико очень помог мне, я сразу почувствовал себя частью команды, понял, что мне доверяют”. Результатом пребывания Индзаги в Аталанте стали 24 гола в чемпионате (первое место в списке снайперов) и фраза алленаторе: “Это не Индзаги влюблен в футбол, а футбол в него”.

Боссы Пармы быстро поняли свою ошибку, но было поздно – несмотря на то, что Крестоносцы готовы были заплатить за Пиппо в три раза больше, чем получили от Аталанты, с Ювентусом бороться им было не по силам. Индзаги уехал в Турин, где повстречал человека, отношения с которым на несколько лет станут главной темой итальянской желтой прессы. Алессандро Дель Пьеро.

Картинки по запросу индзаги дельпьеро

“Дель Пьеро – мой хороший друг, я его очень уважаю. Журналисты постоянно пытаются сделать так, чтобы все считали, будто мы недолюбливаем друг друга, но все это чушь. Спросите у Сандро”. Четыре сезона Индзаги в рядах Старой Синьоры прошли под знаком голов (сколько их было, точно знает только Пиппо – разные источники называют цифру от 87 до 100), скудетто 1998 года и постоянных слухов о том, что партнеры по нападению Юве, идеальная пара на поле, не переносят друг друга на дух. И надо сказать, несмотря на слова Индзаги, повод для таких умозаключений был – если не в первые сезоны, то, когда Пиппо уже доигрывал за туринцев, так точно. Потому и уходил наш герой без особого сожаления, устав от нервотрепки в СМИ и узнав от руководства клуба, что теперь ставка будет сделана на Дель Пьеро и новичка Давида Трезеге. “Да пожалуйста, себе же хуже делаете”, – заявил Филиппо и упаковал чемоданы в направлении Милана.

Выступая за Юве, Индзаги сыграл в финале Лиги чемпионов – туринцы тогда уступили Реалу, а победу мадридцам принес единственный гол Предрага Миятовича. С Миланом же Пиппо доходил до решающего поединка трижды, и каждый из матчей принес ему абсолютно разные эмоции.

В 2003-м в Манчестере Филиппо получил шанс напомнить о себе руководству Ювентуса, но судьбу встречи решил не он, а удар Андрея Шевченко в серии 11-тиметровых. Пиппо даже не бил пенальти, что отнюдь не помешало ему стать одним из главных героев того турнира – Индзаги с десятью мячами стал лучшим бомбардиром команды в Лиге чемпионов!

Спустя два года был Стамбул. За нелепейшим поражением Милана, который после первого тайма вел со счетом 3:0, Пиппо наблюдал с трибуны, так как не мог сыграть из-за травмы. “Это было ужасно. Меня трясло от злости, отчаяния и понимания того, что я никак не могу помочь команде. Накануне финала я даже уехал с базы в Миланелло, не мог больше видеть, как мои товарищи тренируются, я сходил с ума. Но клуб был рядом, со мной продлили контракт. От серьезных травм есть польза – когда ты не можешь играть, ты осознаешь, как важны некоторые вещи”.

“Это был мой вечер. Нападающий может забить сколько угодно голов, но по-настоящему понять, чего ты стоишь, невозможно, пока ты не отличился в решающем матче”, – это уже Пиппо говорит о дубле в ворота Пепе Рейны в финале 2007-го. Величайший день для Милана, один из лучших в карьере Индзаги. По словам Филиппо, каждый гол для него – как ребенок, в таком случае, афинская двойня вправе претендовать на звание любимчиков своего отца.

Филиппо никогда не останавливается. Вот уже который год знатоки от футбола пытаются поставить на нем крест, но Индзаги всегда находит новую мотивацию. В нынешнем году – побить рекорд великого Герда Мюллера по количеству голов в Лиге чемпионов. Вершину Пиппо успел покорить еще до окончания группового турнира, дважды забив в ворота Икера Касильяса, но вслед за историческим триумфом последовало разочарование. “Кресты” – бич футболистов, который не обошел стороной и Пиппо. Вердикт медиков – сезон завершен.

37 лет – критический для нападающего возраст, повреждение крестообразной связки колена – одна из самых серьезных травм в футболе. Но, как известно, минус на минус иногда дает плюс. “День, когда я уйду из кальчо, будет самым тяжелым для меня. Но от этого никуда не деться, когда пойму, что уже не могу играть, я закончу карьеру. Знаете, о чем я жалею? Что мне сейчас не 20 лет… Тогда я смог бы выступать еще очень долго”.

Автор: Юрий Шевченко